• Корень всех явлений сансары и нирваны — твой собственный ум.
  • Лучшее действие — то, при котором всё в ладу с Дхармой.
  • Влечение сознания к шести внешним объектам чувств — коренная причина всех иллюзорных представлений и источник всякого страдания.
  • Великие риши, обладающие пятью способностями ясновидения,
    Умеющие летать по небу в любую даль, —
    Даже они не отыщут такого места,
    Где царило бы бессмертие.
  • Пусть конечной опорой ума будет Дхарма. Пусть конечной опорой Дхармы будет подвижничество. Пусть конечной опорой подвижничества будет смерть. Пусть конечной опорой смерти будет пустынное место.
  • Причин смерти очень много.
    Причин жизни очень мало,
    Но и они становятся причинами смерти.
  • Если корень целебный, то и побег целебный.
    Если корень ядовитый, то о побеге и говорить нечего.
    Благое и не благое действие можно различить только по намерению,
    А их внешнее проявление и величина его не имеют значения.
  • Действуя с чистым намерением,
    Тот, кто положил подметку на голову Будде,
    И тот, кто ее убрал, —
    Оба, как сказывают, стали царями.
  • Не относись беспечно к мелким заслугам,
    Полагая, что от них не бывает большой пользы, —
    Собирая крошечные капли воды, можно наполнить большой сосуд.
  • Жизнь у человека — словно у животного на бойне:
    С каждым мигом смерть все ближе. Берегись!
    Откладывая все на завтра и послезавтра,
    На смертном одре будешь горько плакать.
  • Мирская работа не закончится никогда, до самой смерти.
    Ее можно закончить, только бросив, — такова ее природа.
  • Совершённые в прошлом неблагие действия
    Подобны проглоченному яду.
    Их не искупит раскаяние, лишенное чувства сожаления.
    Так раскайся же, испытывая стыд, страх и великое сожаление.
  • Видеть, что ни у божеств, ни у демонов нет независимого бытия —
    вот уверенность в воззрении.
    Не отвлекаться и не сосредоточиваться — вот суть медитации.
    Не принимать и не отвергать — вот суть поведения.
    Не питать ни надежды ни страха — вот суть высшего плода.
  • Говорят, что, если, услышав о заслугах других людей,
    Отбросишь неблагие завистливые мысли
    И порадуешься искренне, от чистого сердца,
    Это принесет тебе точно такие же заслуги.
  • Если пытаешься освободить других,
    Хотя сам не выбрался на берег освобождения,
    Это так же нелепо, как попытка спасти утопающего,
    Когда тебя самого уносит поток.
  • Лучшие друзья — внимательность и бдительность.
    Лучшие вдохновители — враги, препятствия, болезни и страдания.
    Лучший метод — ничего не придумывать.
  • Прячь тело, один пребывая в диких горах,
    Прячь речь, общенья избегая и говоря немного,
    Прячь ум, свои лишь недостатки осознавая непрестанно —
    Вот значит что быть скрытым йоги.
  • Нет времени на счастье — исчезнуть может в миг,
    Страдать не хочешь если — страданье Дхармой уничтожь,
    Счастье иль горе впереди, узнай его как следствие своих деяний прошлых,
    И отныне, надежды и сомнения отринь, о ком бы ты ни думал!
  • Любая речь подобна эху — так сказали будды,
    Но в наши дни она скорее эхо эха,
    Что эхо говорит и что оно же значит — не одно и то же,
    Так что не внемлите ее хитросплетеньям!
  • Первые врата на Пути к Пробуждению это опора на духовного Учителя. И поэтому следует с полным доверием и без сомнений исполнять то, что он говорит.
Дза Патрул Ринпоче

Кьябдже Зенкар Ринпоче Тубтен Ньима

Кьябдже Зенкар Ринпоче Тхубтен Ньима, ученик в том числе великого сиддхи шестого [Дзогчена Ринпоче] Джигдрела Шангчхуба Дордже и великого учёного Пемы Цеванга, переродился в 1943 год по грегорианскому календарю, в год воды-овцы 16-го Рабджунга, в окрестностях Лхагонга, что в округе Миньяк в Восточном Тибете (До Кхам), сыном Ньимы Озера и Ринчен Лхамо из Гагпы, что в округе Гьялронг.

С детства он показывал исключительные способности, будучи намного проницательнее большинства детей. Он был исполнен сострадательного потока ума, спонтанно знал поведение бодхисаттвы и имел знаки обретения ясного восприятия.

Как-то До Кхьенце Чеву Еше Дордже, первое из его воплощений, собирался дать ламе монастыря Лхагонг каменную шкатулку и сказал, что это важный объект поклонения. Лама спросил, с чего это камень такой важный. [Этот вопрос] был неблагоприятным, и он [вместо того, чтобы отдать шкатулку,] спрятал ее как терма в стене мани близ монастыря. Он сказал, что его третье воплощение откроет это терма. Впоследствии драгоценная славная эманация, будучи 3 лет от роду, играла у той кучи камней. Однажды он вынул из нее каменную шкатулку. По его настоянию отец разбил ее: внутри была статуя гаруды. Эта новость быстро разнеслась по округе.

Вскоре великие сиддхи из монастырей Маха Чилунга и Лхагонга, а также держатели линий из монастыря Дзогчен распознали в нем инкарнацию Алака Зенкара Ринпоче, проявления До Кхьенце. Наставника выбирали случайным жребием из 13 великих ученых и учеников Гьяконга Женги Ринпоче (среди которых был и Гангкар Тулку). [Учителем стать] выпало Ламе Оргьену Рангдролу.

Опираясь на наставника, к пяти годам он выучился читать. Этот славный духовный друг провел в одиночном ретрите всю свою жизнь, согласно своей сердечной самайе. Когда ему было 7 лет, все славили его за безошибочное чтение и письмо, а также за его знания и деяния.

Затем он прибыл в Дзогчен Рудма Оргьен Самтен Чолинг (монастырь Дзогчен), будучи наследником-открывателем учений и практик школы ранних переводов. От совершенной эманации шестого Джигдрела Шангчхуба Дордже, Друкпы Кучена и прочих он получил множество посвящений и передач текстов кама и терма собственной традиции. Кроме того, он изучал Бодхичарьяаватару, диалектику и прочие предметы в годичном ретрите в Рудам Церинг Джонге в присутствии Кхенчена Пемы Цеванга, превосходнейшего из учёных. Затем по прибытии в Дзонгсар он около 8 месяцев получал посвящения и устные передачи школы сакья от Кхьенце Чокьи Лодро.

В возрасте 12 лет он приехал в монастырь Друбчен в Докхоке. Там почти 4 месяца он получал посвящения и устные передачи «Великой сокровищницы драгоценных терма» («Ринчен тердзё») от четвертого Додрубчена Тхубпы Ринпоче. Затем он вернулся в Дзогчен, где изучал в основном сутры и тантры — внутренние науки — а также прочие предметы.

Потом он принял обеты послушника (гецула) от своего наставника Кхенчена Джигме Йонтена Гонпо и был превосходнейшим среди монахов, храня свои клятвы как собственные глаза в любых дурных обстоятельствах, где угодно и когда угодно.

При реализованном учёном Нгаванге Норбу он изучал различные глубокие сутры и тантры наряду с обычными науками. Как только он получил передачу на чтение поэзии, его стали ставить в пример другим, ведь он писал экзаменационные сочинения акростихами. Далее он завершил слушание и размышление над глубокими приводящими к созреванию и освобождению наставлениями, в основном своей традиции, а также над рядом авторитетных индийских и тибетских комментариев под руководством кхенпо и тулку монастыря [Дзогчен], в том числе Кхенчена Тхубтена Ньендрага и досточтимого Геманга Тулку.

В общем же, его внутренняя мудрость сияла славой всю его жизнь. Словно пчела в саду внешних и внутренних наук, он тренировал ум усердно и с жадностью, никогда не отдыхая, и поток его ума наполнился качествами до краёв. Не имея запятнанности надменностью и привязанностью, злобой и прочими мирскими дхармами, он жил простой жизнью в йогической дисциплине отшельника.

15 зим спустя времена сильно изменились. Тогда он жил в Ронграке Дзонге, Пел Лхагонге и Дардо Дзонге пару десятилетий. В те годы ему выпало много тяжелого физического труда и большой усталости.

В 1981 году по грегорианскому календарю, когда настала светлая эпоха возрождения учения Будды и культуры в стране снегов, Сычуаньская комиссия по этническим вопросам открыла школу тибетского языка в Дзогчене. Приняв пост вице-директора, он взялся за работу. В 1984 году он стал главой проекта по текстам Гесара при Институте этнических исследований. Позже он проверил всё собрание Кангьюра и Тенгьюра, рукопись ранних переводов кама и терма, письменную традицию культуры Тибета, эпос Гесара и множество ценных древних книг, осуществил их сравнительный анализ и их аккуратное издание. Еще на нем лежала ответственность за редактуру и корректуру большой Тибето-китайской энциклопедии, словаря Гесара, Тибето-китайской энциклопедии внутренних наук, Китайско-тибетского словаря с нуля. Непостижимо, как он взрастил все эти проекты для долгосрочной пользы общества.

Вкратце, в эту эпоху перемен он бесподобно, с невероятной добротой возрождал дхарму и культуру Тибета, страны снегов.

В 1989 году он приехал в Соединенное Королевство и выучил английский язык. Вместе с англичанином Гьюрме Дордже он перевел большую Тибето-китайскую энциклопедию на английский. На данный момент он живет за границей и готовит новый словарь, где он собирает недостающие термины восьми колесниц линии преемственности практики.

Всем сердцем молюсь, чтобы и в будущем этот стоящий на лотосе пребывал вечно, как суть семи ваджрных качеств, и чтобы все его речи и мысли, несущие пользу учению и существам, исполнялись спонтанно и беспрепятственно!

Данную биографию сочинил 7-й Дзогчен Ринпоче Тензин Лунгток Ньима, перевела переводческая группа «Самбхота».